Александр Авдеев и трагедия в лагере «Виктория»: вопросов больше, чем ответов

Начальник городского ГАСКа Александр Авдеев, несмотря на требование
вице-премьера Геннадия Зубко об его отстранении на время следствия послепожара в детском лагере «Виктории» в городе Одесса, унесшего жизни трех
девочек, продолжает активно работать, а его имя даже не фигурирует в списке
подозреваемых.

Как передает наш корреспондент, чиновник не скрывал своей уверенности, что
все нарушения «сойдут с рук» и даже не пытался скрыть то, что продолжает
работать на должности. Его Range Rover неоднократно видели у здания
городского ГАСКа, а сам он регулярно являлся в мэрию.
И все это несмотря на то, что с требованием отстранить Авдеева выступал
лично вице-премьер Геннадий Зубко. Это вызывает откровенное удивления.
Прокуратура не упомянула начальника одесского ГАСКа в качестве
подозреваемого в деле, а ведь если только заглянуть в строительные
декларации, то его вина в фальсификации документов становится более чем
очевидной.

 
В одесском городском ГАСКе еще очень долго будут прикрываться областным
(полномочия по контролю за застройкой в Одесса город получил всего год

назад) , объясняя коррупционные действия чиновников. Но вот с «Викторией»
они дали маху и даже подставили Президента Украины, посетившего учреждение
и похвалившего лагерь. Руководитель архитектурного контроля не должен был
допускать поселения детей в строения, которые не были введены в
эксплуатацию. Их официально оформили только в мае 2017 года, накануне
визита Президента Украины – видимо в Киеве обнаружили отсутствие документов
и отказались показывать Петру Порошенко сомнительный объект. Между тем,

весь 2016 год «Виктория» активно принимала отдыхающих детей. На это
Александр Авдеев «закрыл глаза», а значит приложил руку к фальсификации
деклараций на начало и окончание работ.
Согласно базе выдачи разрешительных документов Государственной инспекции
архитектурного контроля ОБЕ декларации были зарегистрированы в мае 2017

года с разницей в один день. А значит, глава ГАСКа покрывал нарушения
государственных строительных норм.
Если задуматься, то все строительство в лагере проходило без документов,
хотя на каждом аппаратном совещании чиновники докладывали об этапах
проведения работ. При этом начальник ГАСКа молчал о нарушениях. Случившая
трагедия также не отразилась на его судьбе – Авдеева даже не привлекли как
подозреваемого и вернули на работу.

Документально это выглядит так: в 2016-17 годах: мэрия регистрировала в
ГАСКе ряд деклараций по лагерю «Виктория».
В 2016, когда фактически производились работы (тендер был проведен в
феврале 2016 года) было зарегистрировано только две декларации – на ремонт
обеденного зала, столовой и пищеблока. Причем для столовой лагеря на 420
человек указали сложность работ как 2-я категорию, которая допускает
одновременное пребывание до 50 человек.
Параллельно в лагере проводились и другие работы, уже без документов, а
значит фактически без надзора за стройкой. Его должны были осуществлять две
специалиста — Сергей Слободянюк (авторский надзор) и Геннадий Паровик
(технический надзор), которые видимо работали незаконно или не работали
вовсе.

Интересны и другие проблемы, которые явно видны в декларации о
реконструкции, которая как мы указали, была оформлена задним числом, в мае
2017 года. В ней указано, что работы проводились без изменения размеров
строений, однако те были полностью перестроены совсем в других
геометрических масштабах.
По данным экспертов, неверно указана и категория строения — 3, что говорит
о временном проживании, на деле же дети жили постоянно, 20 дней в опасных
домиках, построенных без разрешений.
Отметим, что все время строительства полномочия по контролю 2 и 3 категорий
сложности были у горсовета, но начальник ГАСКа Александр Авдеев молчал, при
этом регулярно докладывая других стройках.
Интересно и то, что эти нарушения продолжаются по сей день. Александр
Авдеев даже после пожара не обратил внимания на то, что стадион «Виктории»
работает без документов: есть декларация про начало работ, а про
завершение — нет конец нет. В то же время спортзону инспектировал лично
Президент Украины и видел, что там активно занимались дети.

Все эти нарушения так и остались не замечены ни прокуратурой, ни другими
органами. Фамилию Александра Авдеева даже перестали называть в разрезе
возможных прямых и косвенных виновников трагедии, и разрешили работать и
дальше даже без вынесения выговора.

по материалам:  http://person.org.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *