Сергей Недорослев и его «поворот не туда»: провал авантюры в интересах Сергея Чемезова

У экспертов есть такая примета: если владелец частной компании начинает мелькать на страницах деловой прессы с «духоподъемными» интервью, значит с его бизнесом не все так хорошо, как он говорит. И вскоре следует ждать неприятностей.Вот, например, недавно одно такое интервью дал владелец и президент ООО «Стан» Сергей Недорослев. Мы, говорит, станков произвели на 5 млрд рублей. в 2017 году, а в этом вообще миллиардов 8 выручки получим. А можем, говорит, выпускать станков на 30 млрд., а то и на все 50–60!
Так и хочется порадоваться за наше станкостроение и даже воскликнуть, что вот же оно – импортозамещение во всей своей красе! Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что проблем у «Стана» больше, чем успехов. Мало того, что сам Недорослев жалуется на отсутствие оборотного капитала и невозможность взять кредит в нужном объеме под небольшие проценты, так еще и данные из открытых источников говорят, что «Стан» работает себе в убыток, да еще и заложен в негосударственном банке.

Так может правы те, кто связывает подобные интервью руководителей компаний с попыткой «постелить соломку» перед тем, как упасть? И только ли с невозможностью взять кредит связаны проблемы «Стана»?

Бизнес-страсть владельца «Стана»

Когда господина Недорослева спросили, зачем это он все свои деньги решил вложить в практически умирающее российское станкостроение, бизнесмен ответил, мол, каждый инвестирует в то, что ему нравится делать, потому что без желания и страсти невозможно чем-то долго и упорно заниматься.

Интерес к инвестированию в станкостроение у господина Недорослева внезапно возник в 2012 году. Ну как внезапно? По отрасли ходили слухи, что бизнесмен хорошо знаком с главой Минпромторга Денисом Мантуровым и руководителем «Ростеха» Сергеем Чемезовым. Об этом почему-то сразу вспоминается, когда узнаешь, что именно в 2012 году планировалась к запуску Федеральная программа по модернизации оборонных предприятий, то есть на закупку новых станков, проще говоря.

Сумму предполагалось потратить приличную — 3 трлн рублей. А через год — в декабре 2013-го — вышло правительственное постановление, запретившее закупки иностранного оборудования при наличии российских аналогов. Случайно ли господин Недорослев решил именно в это время инвестировать в станкостроение, при якобы наличии таких связей в правительстве и госкорпорации?

Любопытно, что несколько деньг на эти инвестиции у бизнесмена появились после того, как он весьма вовремя продал свои доли в Улан-Удэнском авиационном заводе (УУАЗ), ростовского предприятия «Росвертол», нижегородского авиастроительного завода «Сокол», производителя ракет «Энергомаш», самарского производителя ракетных двигателей «Моторостроитель», РКК «Энергия».

Покупателем стало государство, которое как раз в то время планировало взять под контроль стратегические отрасли и создать авиационный, ракетно-косммический и судостроительный холдинги. За все господин Недорослев получил около 10 млрд. рублей. И вновь возникает вопрос, действительно ли бизнесмен потерял интерес к этим сферам приложения своих талантов или просто знал о планах правительства?

При этом Недорослев вовсе не целые станкостроительные заводы скупал (хотя поговаривают, что эти «покупки» кому-то могли напоминать рейдерские захваты), как иногда пишут в СМИ, а отдельные цеха с сохранившимся производством. Так, например, генеральный директор Ивановского завода тяжелого станкостроения (ИЗТС) Владимир Бажанов рассказывал, что «Стан» выкупил на заводе два корпуса за 174 млн рублей.

Оборудование же было взято в аренду, причем компания господина Недорослева за аренду, оснастку, документацию, а также за электричество не платила больше года. А когда Бажанов потребовал рассчитаться и не давал вывозить готовую продукцию, владелец «Стана» просто пригласил на предприятие крепких молодых ребят, которые срезали замки и вывезли все, что им было нужно. Об этом писал «Форбс».

Федеральная программа поддержки «Стана»?

В итоге компания господина Недорослева по программе поддержки получила 2,2 млрд рублей долгосрочных субсидированных кредитов. А это – почти 70% всех выделенных на отрасль средств. Плюс к этому Фонд развития промышленности выдал «Стану» заем на 2 млрд рублей под 5% годовых на семь лет. На научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы господин Недорослев получил из бюджета еще 230 млн рублей. Неплохие инвестиции получились?

Плюс к этому заказчиками «Стана» стали крупнейшие корпорации страны. Так, в маей 2017 года соглашение о сотрудничестве с компанией подписали глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов, руководство «Вертолетов России», Объединенной двигателестроительной корпорации, Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). Впрочем, и до этого компания на отсутствие внимание со стороны государственных заказчиков не жаловалась. С 2015 по 2018 год она выиграла государственных тендеров на 6 млрд. рублей.

И тут начинается самое интересное. По словам самого господина Недорослева в 2016 году «Стан» произвел около 300 станков, а выручка компании составила 5 млрд рублей. Однако согласно открытым источникам это не совсем так. По итогам 2016 года выручка компании составляет 1,3 млрд. рублей, а прибыли и вовсе нет – только 86 млн. убытков.

Возникает вопрос, а куда же делась разница почти в 4 млрд. рублей между озвученной для СМИ господином Недорослевым выручкой и той, что указана в официальной отчетности?

Деньги в банке, а банк у Чемезова?

Сам бизнесмен говорит, что многое из заработанного приходится отдавать банкам в счет погашения кредитных обязательств. А кто же кредитует «Стан»? А кредитует его «Новикомбанк», связанный с «Ростехом» и Сергеем Чемезовым. Злые языки вообще называют эту структуру «семейным банком» главы «Ростеха».

Под взятые в банке средства, владельцам «Стана» Сергею Недорослеву и Максиму Гущину пришлось заложить свою долю в компании, все 99, 98%. Согласно официальным источникам кредит был взят в 2015 году, как раз когда с «Новикомбанком» случился громкий скандал. Он тогда взялся санировать Фондсервисбанк, причем поговаривали, что на деле санация обернулась рейдерским захватом. Поскольку по мнению экспертов рынка, Фондсервисбанк видимых проблем не испытывал и в оздоровлении не нуждался. Тем не менее на помощь Фондсервисбанку ЦБ выделил 66 млрд рублей.

Может быть и деньги «Стана» проследовали в том же направлении? И продолжают следовать по сей день, коль скоро господин Недорослев заговорил о том, что сейчас станкостроителям приходится трудно, оборотного капитала не хватает, а банки денег под маленькие проценты не дают. Да еще отечественные станкостроители практически достигли потолка – больше 40% российского рынка им, по словам господина Недорослева, не освоить, придется выходить на экспорт, а мы-де к этому пока не готовы. Не случайно же пошли разговоры о том, что «Стан» присматривается к китайскому рынку и даже планирует разместить в соседней стране часть производства. Но тогда как быть с импортозамещением?

Видимо, в ближайшее время следует ждать разговоров о том, что пора бы создавать еще и какую-нибудь условную Объединенную станкостроительную корпорацию – по примеру судостроительной иди авиастроительной. Вложить в нее пару сотен бюджетных миллиардов, да и отдать под крыло «Ростеха», например? Это же сейчас в тренде.

 

Источник:   сompromat.ws

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *