Юрий Витренко оскандалился с баснословной премией

70% от скандальной нефтегазовской премии в 46 млн. долларов (а это – больше миллиарда гривен) разделили между собой два человека —  Андрей Коболев и Юрий Витренко. И если Коболев по рангу – первый человек в компании, то Витренко даже в правление Нафтогаза не входит. Вопрос – а как-делили-то жирный куш? Почему это Юрию Витренко досталось в десятки раз больше чем членам правления Нафтогаза? И вообще – как это может быть, что в государственной компании НАК «Нафтогаз Украины» рулит коммерческий директор некоей «Группы Нафтогаз», которая даже в реестре юридических лиц не значится?Уже второй месяц в стране обсуждают моральную и юридическую сторону гигантской премии, которую выписали себе менеджеры НАК «Нафтогаз Украины» за судебное решение Стокгольмского арбитража. Масштабы этого мародерства настолько велики, что его не удалось замаскировать решением так называемого «независимого» наблюдательного совета НАК. Ведь каждому украинцу – от мала до велика – это вознаграждение обошлось в 38 грн. Пришлось Юрию Витренко, в защиту своего кармана написать в Фейсбуке 38 длинных комментариев, в которых он доказывал, что украинцам не стоит жалеть об этих деньгах для его – потому что это только первая часть ее (на вторую часть придется отдать еще 44 гривны «с носа»).

Почему же оправдываться бросился лишь Юрий Юрьевич, а остальные лауреаты премии века молчат? Как в рот воды (но скорее Cristal Rose) набрал Андрей Коболев, хотя его премия самая большая — $7,9 млн против $6 млн у гипер-общительного Витренко.

Дело в том, что у Юрия Витренко, в отличие от Андрея Коболева, нет официальной должности в правлении НАК. Юрий Витренко представляется как главный коммерческий директор «группы Нафтогаз», в то время юридического лица с таким названием не существует. Точно известно также, что до 2016 года он официально занимал пост генерального директора инвесткомпании AYA Capital, штаб-квартира которой расположена на улице Владимирской, в 400 метрах от офиса НАК «Нафтогаз Украины». И до 2014 года младшим партнером этой компании был …Андрей Коболев.

Итак, на старте, в 2014 году, когда этот дует рвался к руководству «Нафтогаза», лидером был Юрий Витренко. Но его подвела «родословная» — за мамой, скандальным политиком Натальей Витренко, тянется слишком густой шлейф от работы по методичкам российского ФСБ. Поэтому главное кресло в «Нафтогазе» досталось Андрею Коболеву.  Который, нужно признать, как мастер «разговорного жанра», коммуникатор и специалист по финансовым схемам лишь бледная тень на фоне Витренко.

Второй шанс для Юрия Витренко открылся весной 2017 года, когда освободилась должность президента Укртрансгаза – а это контроль над сотнями миллионов гривен. Но из-за словосочетания «президент Витренко» дело не выгорело и в этот раз. Чтобы подсластить пилюлю, ему разрешили представляться «Главным коммерческим директором группы Нафтогаз» (которой не существует даже на бумаге). Приятно, но карман не греет.

Другое дело вторая по размеру премия! Для Юрия Витренко она стала компенсацией за три года «поражения в правах». Вот почему он круглосуточно доказывает свое право на этот куш. Хотя, полученные гривны Юрий Витренко (как и его теперь старший коллега Андрей Коболев) все же перевел в доллары США: «тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать».

По материалам:   begemot.media

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *